?

Log in

No account? Create an account
 
 
24 February 2010 @ 05:13 pm
"Видение танца"  
 В Третьяковской Галерее прошла масштабная международная выставка «Видение танца», посвященная 100-летию прославленных «Русских балетов» С.П. Дягилева в Париже.

 Сто лет назад, 19 мая 1909 года, сцена театра Шатле в Париже впервые явила миру новый русский балет, который произвел подлинную революцию в этом жанре. Впервые Россия триумфально продемонстрировала достижения своей культуры, оказав сильное влияние на европейское искусство начало ХХ века. Не только европейское сценическое искусство, но также парижская мода на несколько десятилетий оказались под обаянием декораций и костюмов дягилевских сезонов.
 
 Лев Бакст. Эскиз костюма Иды Рубинштейн к балету "Саломея"



 Появлению Русских балетов на европейской сцене предшествовал краткий, но яркий период, который можно назвать Ренессансом русского искусства. Художественная жизнь России рубежа веков имела неоднородный характер, здесь переплетались стремления возродить национальные художественные традиции с освоением западноевропейских новаторских тенденций. В этой творческой борьбе целого созвездия художников, поэтов, музыкантов рождалась культура Серебряного века, выковывался тот синтетический характер стиля модерн, который привел в результате к победному приходу русского искусства на мировую сцену, и где балету было суждено сыграть важнейшую роль.

 В 1910 году Сергей Дягилев отмечал: «Революция, которую мы произвели в балете, касается, может быть, всего менее специальной области танцев, а больше всего декораций и костюмов». По сути, Русские сезоны продемонстрировали невиданный ранее синтез трех искусств, где живопись стала доминантой, а танец рассматривался как «живое проявление театральной декорации».

 Спектакли Дягилева радикально изменили мир танца. Невероятным кажется то, что ему удавалось в течение двух десятков лет сводить воедино таких знаменитых деятелей, как И. Стравинский, Л. Бакст, П. Пикассо, Н. Гончарова, М. Фокин, Л. Мясин, А. Бенуа, В. Нижинский, К. Шанель, М. Ларионов, Ж. Кокто, А. Павлова, Ф. Шаляпин, С. Лифарь, Дж. Баланчин,  В. Серов. Т. Карсавина, Н. Рерих…Как неимоверно сложно было организовать совместную творческую работу художников, принадлежавших к столь различным областям искусства.

 Анна Павлова и Вацлав Нижинский в балете "Павильон Армиды" 1909



 Эскиз костюма Армиды для Анны Павловой Александра Бенуа



 Тамара Карсавина в партии Армиды 1912



 Костюм и эскиз костюма Льва Бакста для балета "Клеопатра" 1908





 Тамара Карсавина в партии Коломбины. Балет "Карнавал", 1910



 Михаил и Вера Фокины в балете "Карнавал"



 То, что было представлено на сцене театра Шатле в период первых парижских сезонов, поражало своей экзотичностью – Дягилев поставил на русскую классику с Борисом Годуновым и Иваном Грозным (« Псковитянка»), средневековую русскую историю, мощную фигуру Шаляпина – и Восток «Половецких плясок» (1909) на музыку Александра Бородина и «Шахерезады» (1910) на музыку Римского-Корсакова. Ориентализм последнего балета, оформленного Львом Бакстом, взорвал Париж. Это была феерия, поражавшая буйством красок, раскованностью хореографии (Михаил Фокин) и бурей эмоций. Мода на восточные мотивы охватила всех, включая знаменитых кутюрье, таких как Пуаре или ювелиров, как Луи Картье.

 Михаил и Вера Фокины в балете "Шахерезада", 1914



 Эскизы костюмов по мотивам балета "Шахерезада", Лев Бакст


 


 Лев Бакст создал головной убор Зобеиды для Любови Чернышовой, который подчеркивал утонченный профиль Чернышовой и придавал ей дополнительную статность и великолепие, позволяя доминировать на сцене.
 


 Тамара Карсавина в партии Зобеиды



 Макет декорации по эскизу Льва Бакста



 Балет "Жар-птица", 1910



 "Кащеево царство". Эскиз декорации



 "Садко", эскиз декорации Бориса Анисфельда, 1911.



 Эскиз костюма Русалки



 Вацлав Нижинский в партии Петрушки, "Петрушка", 1911



 Костюм балерины по эскизу Александра Бенуа



 Персонаж балета "Весна священная", 1913



 Эскизы декораций и костюмы Николая Рериха к балету "Весна священная"









 На смену арабскому Востоку приходит античная Греция – «Нарцисс» (1911), «Дафнис и Хлоя» (1912), оба спектакля в оформлении Бакста, завершившаяся «Послеполуденным отдыхом фавна» (1913) с пасторальными декорациями Бакста и невероятно новаторской хореографией Нижинского – Дягилева. Премьера в Париже «Послеполуденного отдыха фавна» на музыку Дебюсси закончилась полным скандалом, часть публики покинула зал, оскорбленная условностью хореографии, построенной на резких профильных жестах, и «непристойностью» последних движений Фавна-Нижинского.

 Эскиз костюма Льва Бакста к постановке "Нарцисс"



 Эскиз декорации Льва Бакста к балету "Синий бог", 1912



 Вацлав Нижинский в партии Синего бога





 Эскизы костюмов Льва Бакста





 Поразительно, сколь прозорливым и чувствительным к надвигающимся изменениям был Дягилев. Он остро ощущает, что пришло время перемен и приглашает Наталью Гончарову для своего спектакля «Золотой петушок» (1914). Это все та же «русская» тема, но сколь отличен подход, как в оформлении, так и в хореографии. С этого момента начинается «авангардный» период дягилевских балетов, когда он активно работает с Гончаровой и Михаилом Ларионовым, а в качестве хореографов – с Брониславой Нижинской и Леонидом Мясиным.

 Костюм Золотого петушка



 Эскиз костюма птицы Сирин к балету "Золотой петушок", Наталья Гончарова, 1914



 Костюмы для свиты царя Додона, Наталья Гончарова



 Тамара Карсавина в партии Шемаханской царицы



 Эскиз декорации и костюма Александра Бенуа к опере "Соловей", 1914





 Служанки Царевны-Лебедь в балете "Русские сказки", 1916



 Михаил Ларионов, эскиз декорации "Сказочное озеро"



 Любовь Чернышова в партии Клеопатры, 1918





 Монте-Карло занимало особое место в сердце Дягилева. Именно здесь в 1911 году «Русский балет» был преобразован им в постоянную театральную труппу, здесь впервые показал он ряд своих самых знаменательных постановок, и здесь неизменно проводил, начиная с 1922 года, свои зимы. Благодаря щедрости правящего дома Гримальди и славе Казино, сделавшей возможной такую щедрость, Моте-Карло стало творческой лабораторией Дягилева 1920-годов. Бывшие балерины Императорских театров, уже навсегда покинувшие Россию, делились секретами мастерства с приглашенными Дягилевым восходящими звездами эмиграции. В Монте-Карло он в последний раз поддался искушению мечты своей жизни – жить, отдав всего себя искусству.

  Групповая репетиция балета "Песнь соловья" на улицах Монте-Карло, 1920



 В 1917 году Дягилев приглашает Пабло Пикассо оформить балет «Парад», несколькими годами позже тот же Пикассо делает декорации и костюмы для балета «Треуголка». Начинается новый, последний период Русских балетных сезонов, когда в команде Дягилева начинают превалировать французские художники и композиторы.

 Революция 1917 года расколола надвое русскую балетную культуру. В период, последовавший за этим крушением, многие воспринимали Дягилева именно как обладателя исключительной ипостаси основателя и руководителя Русского балета, призванного исполнить, как писал Левинсон о «Спящей принцессе», « миссию донести до сцен Европы столь блестящие отголоски славы прошлого».

 Но как бы ни действовала ностальгия на душу Дягилева, на его репертуаре это никак не отражалось. Прошлое, как и настоящее, давало пищу дягилевскому неуемному духу, но никогда не становилось для него суррогатом убежища. 

 Эскиз декорации и костюма к балету "Треуголка" Пабло Пикассо, 1919





 Тамара Карсавина в балете "Женские причуды", 1920



 Эскиз костюмов Хосе-Мария Серт



 Весной 1923 года Бронислава Нижинская ставила хореографию одной из самых выдающихся дягилевских постановок – «Свадебки».

 В своих мемуарах Сергей Лифарь живо вспоминает, как Стравинский во время репетиций иллюстрировал свою сложную партитуру: «Вначале он только делал указания, сердился, жестикулировал, потом входил в азарт, снимал пиджак, садился на место пианиста – передавал симфоническую звучность балета, пел в каком-то исступлении ужасным голосом, но так убедительно, что в этом не было ничего комического, и играл до изнеможения. Под его исступленную игру все уже не репетировали, а по-настоящему танцевали».

  Композиция с фабричными трубами. Эскиз декорации Натальи Гончаровой к балету "Свадебка", 1917





 Репетиция балета "Свадебка" на крыше Оперы Монте-Карло, 1923



 Фрагменты постановки "Бал", 1929



 Самый знаменитый экспонат выставки – занавес работы Пикассо к постановке «Голубой экспресс», 1924



 Если коротко, в одном слове определить суть происшедших за двадцать лет перемен, то можно сказать так: изменился характер героев.

 И Фокин, и Павлова, и Карсавина, и Нижинский исключали из своего танца какое бы то ни было усилие, какую бы то ни было видимую мускульную работу. Лишь только полет фантазии, лишь чистое пламя вдохновения, лишь отблеск счастливых и сказочно-прекрасных озарений. Если же свести эти метафорические характеристики  к одному-единственному искусствоведческому понятию, то следует сказать о мифологичности, о мифе. Мифологичны все их главные персонажи: лучники в «Половецких плясках», Жар-птица в «Жар-птице», Сильфида в «Шопенеане», Петрушка в «Петрушке». И сам Нижинский-артист вошел в легенду как танцовщик-миф или, иначе, как танцовщик мифа. То же можно сказать и о Анне Павловой – Лебеде, Анне Павловой – классической балерине.

 Балет «Парад», поставленный в 1917 году Леонидом Мясиным на саркастическую музыку Эрика Сати и в кубистическом оформлении Пикассо, обозначил новую тенденцию дягилевской труппы – стремление к демифологизации всех балетных составляющих: сюжета, места действия, актерских масок («Парад» изобразил жизнь бродячего цирка) и на место мифа ставил другое явление – моду. Парижскую бытовую моду, общеевропейскую стилевую моду (в частности, кубизм), общемировую моду на свободный (в большей или меньшей степени) танец.

 Но главное было в другом: в дягилевскую антрепризу пришло мироощущение 20-х годов, мироощущение выживших, тех, кого пощадила война, кому выпал счастливый жребий. В своих постановках 1917-го («Женщины в хорошем настроении») и 1919 года («Волшебная лавка» и « Треуголка») и в своих сольных выступлениях в этих балетах Мясин ярчайшим образом выразил новое чувство жизни, нисколько не трагедийное, новое ощущение реальности, жадный вкус к реальности, не фантастической, и, тем более, не  фантомной. И основной характеристикой почти для всех стала эмоциональная сдержанность, даже эмоциональная холодность или, иначе, эмоциональная закрытость. 

  Портрет Анны Павловой, 1924





 Балет «Блудный сын» на музыку Прокофьева,  поставленный Баланчиным в сезоне 1929 года, вдохновленный самим Дягилевым, стал эпилогом двадцатилетней дягилевской эпопеи.

 О чем думал Дягилев, предлагая Прокофьеву и Баланчину создать балетный спектакль по мотивам евангельской притчи. Было ли это актом раскаяния или актом святотатства? Думал ли Дягилев об оставленной родине или о сподвижниках, брошенных на полдороге? И задумывался ли он о судьбах классического и его собственного балета. Этого уже не узнать. Известно лишь, что заканчивал сезон 1929 года он тяжело больным и что в последнее время заметно утратил интерес к балетному искусству.

 А главное, он устал. Смертельно устал вечно бороться – за деньги, за репертуар, за признание, за удачу. Устал всего добиваться. Внезапная смерть его 19 августа 1929 года загадочна и темна. Он ведь знал, что у него тяжелейший диабет, но не следовал советам врачей, и, кто знает, может быть, тайно ждал избавленья.

 Портрет С.П. Дягилева



 Пост составлен по материалам выставки "Сокровиша "Русских сезонов" Дягилева" в Музее декоративно-прикладного искуства, выставки "Видение танца" в Третьяковской галерее и книги "Видение танца. Сергей Дягилев и Русские балетные сезоны".
 
 
 
eva_slevaeva_sleva on February 24th, 2010 11:17 am (UTC)
Спасибо за подробный пост! Я как обычно, не смотря на свой огромный интерес, так и не добралась (((
olgadoolgado on February 25th, 2010 07:00 am (UTC)
Пожалуйста!:)) А я три раза побывала на выставке, все боялась что-то забыть, упустить:)
dobroletdobrolet on February 25th, 2010 02:20 am (UTC)
Спасибо! Очень интересно! Многие работы просто потрясающие! Очень понравился "Карнавал". На выставке несколько раз подходил и восхищался. А эскизы "Соловья" просто волшебны. Очень вдохновляет.
Жаль, что редко такие мероприятия проходят!
olgado: vrolgado on February 25th, 2010 08:54 am (UTC)
Пожалуйста!:))Работы потрясающие, особенно, на мой взгляд, сказочного направления - "Соловей", "Садко"...а я без ума от Клеопатры :)
Мероприятие подобного масштаба у нас проводилось впервые. Но ничего-ничего, с завтрашнего дня открывается выставка Пикассо. Тоже самая крупная, когда-либо проходившая в Пушкинском. Так что нам ли быть в печали? :)))
dobroletdobrolet on February 25th, 2010 04:47 pm (UTC)
Да мы и не в печали :) Мы на Пикассо собираемся в числе первых. Как же такое пропустишь!
Интересно, большая очередь за билетами будет, в смысле как долго на улице придется стоять и какая погода нас ожидает в этот момент (лирическое отступление :)).
olgado: vrolgado on February 26th, 2010 01:19 pm (UTC)
Вот и будет повод обменяться впечатлениями :))
Musimusen on February 25th, 2010 03:40 am (UTC)
Костюм Клеопатры меня покорил! На мой взгляд, все именно так и должно быть, ни убавить, ни прибавить
olgado: vrolgado on February 25th, 2010 07:08 am (UTC)
Да, Лиз, у меня костюм Клеопатры самый любимый! Вообще дягилевские балеты прекрасный материал по изучению цветосочетаний, сочетаний различных форм и фактур...прямо берешь понравившуюся картинку, адаптируешь к действительности и переносишь в жизнь...и с удовольствием носишь :))
Musimusen on February 25th, 2010 07:32 am (UTC)
Ой, Оля у меня с адаптацией того что у меня в голове в суровую реальность большие проблемы. В голове одно, а получается не пойми что :)
Все, ушла обои клеить :)))
olgado: vrolgado on February 25th, 2010 08:45 am (UTC)
Сама? Обои клеить? Ух ты, класс :))) Удачи!
Musimusen on February 25th, 2010 02:25 pm (UTC)
все, готово :))) мне надо было одну стенку только поклеить, у меня был приступ креатива :))) довольна как слон
olgado: vrolgado on February 26th, 2010 01:23 pm (UTC)
урааааа, ты сделала это! :))) пришли фото креатива :)))
Musimusen on February 26th, 2010 01:29 pm (UTC)
хорошо :)
mashmallow_piemashmallow_pie on February 25th, 2010 04:28 pm (UTC)
ухты, спасибо огромное! работа проделана просто колоссальная!!! была на выставке, но из твоего поста узнала, кажется, намного больше=))
думаю, если бы ты была парижанкой начала 20 века, точно сидела бы в партере каждого спектакля=))прямо вижу там тебя!
olgado: vrolgado on February 26th, 2010 01:38 pm (UTC)
пожалуйста:))
дааа, если бы я была парижанкой начала 20 века, я жила бы в партере театра :)) а кем (или где) ты могла бы быть в это время?
mashmallow_piemashmallow_pie on February 27th, 2010 02:15 pm (UTC)
не знаю даже))я,наверное, родилась бы в начале 30-ых в Америке, чтобы к 50-ым стать настоящей фанаткой Элвиса и танцевать рок-н-ролл на дискотеках=)
olgadoolgado on February 27th, 2010 02:48 pm (UTC)
ой,точно,Элвис...как же я могла забыть:))
(Anonymous) on May 12th, 2013 03:26 am (UTC)
было интересно читать, познавательно
было интересно читать, лайк
olgadoolgado on May 12th, 2013 12:42 pm (UTC)
Re: было интересно читать, познавательно
спасибо)
LiveJournal: pingback_botlivejournal on June 25th, 2013 12:23 pm (UTC)
"Видение танца"
Пользователь 31_december сослался на вашу запись в записи «"Видение танца"» в контексте: [...] Оригинал взят у в "Видение танца" [...]
LiveJournal: pingback_botlivejournal on November 6th, 2016 09:31 am (UTC)
"Видение танца"
Пользователь dalia_artdiary сослался на вашу запись в своей записи «"Видение танца"» в контексте: [...] Оригинал взят у в "Видение танца" [...]